суббота, 22 августа 2009 г.

Страна Аркаим


В настоящее время Министерством культуры Челябинской области совместно с Институтом культурного и природного наследия РАН им. Д.С. Лихачева при активном участии специалистов Специализированного природно-ландшафтного и историко-археологического центра “Аркаим” решается вопрос о создании и развитии на базе СПЛиИА Центра “Аркаим” и имеющихся 14 охраняемых историко-культурных территорий областного значения кластерного историко-культурного заповедника “Страна Аркаим”.
Заповедник создается на базе археологических памятников и вмещающих их исторических ландшафтов “Страны городов” - системы укрепленных поселений и могильников аркаимского типа. Она протянулась на 350 км с севера на юг и примерно на столько же – с запада на восток. “Страна…” охватывает сложный в ландшафтном отношении район – от предгорий долин Урала (зауральский пенеплен) до равнинных просторов Западной Сибири.
С административной точки зрения – это юг Челябинской области и прилегающие районы восточного Оренбуржья, Башкортостана и Северного Казахстана. “Страна…” занимает водораздел Урала и Тобола.
В пределах “Страны городов” сегодня насчитывается 20 пунктов, каждому из которых соответствует от одного до трех укрепленных поселений. Расстояния между двумя одновременно существовавшими центрами составляло 40–60 км. Таким образом, условный радиус одного земельного округа равен 20–30 км, а средняя площадь округа равна, примерно, 2000 кв. км.
Площадь одного укрепленного центра в пределах оборонительных стен составляла от 8 (Исиней I) до 34 тыс. кв.м (Черноречье). По размерам аркаимский “город” можно сопоставить с “дворцами” минойской цивилизации II тыс. до н.э. Так, площадь одного из ярких памятников – Кносского дворца на Крите – составляла 16 тыс. кв.м.
Несмотря на небольшие размеры укрепленные центры можно называть протогородами. Употребление понятия “город” к укрепленным поселениям аркаимско-синташтинского типа, конечно, условно. Однако их нельзя назвать просто поселениями, так как аркаимские “города” отличают мощные оборонительные сооружения, монументальность архитектуры, сложные системы коммуникаций. Вся территория укрепленного центра предельно насыщена планировочными деталями и глубоким содержанием, она очень компактна и тщательно продумана. С точки зрения организации пространства перед нами даже не город, а некий сверхгород.
К настоящему времени раскопки велись на пяти укрепленных центрах. Однако они охватывали незначительные площади и были связаны с охраной разрушающихся участков культурного слоя.
В планировочном решении протогородов ведущую роль играют геометрические символы: овал (яйцо), круг и квадрат (прямоугольник).
Наиболее ранняя традиция воплотилась в сооружении овальных поселений, несколько позднее (и одновременно) появляются круги и квадраты. За планами “городов”, безусловно, стоят различия в мифологическом восприятии мира. Очевидно, что в аркаимских сообществах геометрическая символика определяла все смыслы ритуального и бытового существования. С ведущим геометрическим символом, вероятно, был связан и выбор места для строительства поселения, и, возможно, форма всего земельного округа, геометрический контур его границ.
Все укрепленные центры занимают ровные сухие площадки по берегам небольших степных рек, редко озер. Эти участки обязательно вписаны в какие-то границы, обозначенные природой. Обычно они окружены водными протоками или прогибами старых русел, которые вода заполняет во время весенних паводков. В случае, если прогибы русел не полностью оконтуривали жилую площадку поселка, вырывался специальный канал, который соединял русла и создавал замкнутую водную систему. И в наше время в период весенних половодий многие площадки аркаимских поселений возвышаются как острова над водной стихией.
Островное положение укрепленных центров связано скорее с ритуальной организацией пространства, чем с потребностями обороны. Судя по материалам палеоклиматологии, и в глубокой древности наши малые степные реки не могли быть серьезным препятствием в плане ведения военных действий.
Поселения аркаимского типа отличаются друг от друга не только общими планировочными решениями при ведущих геометрических символах. Они отличаются также по разному количеству одновременно функционирующих стен и рвов, по наличию или отсутствию замкнутых внутренних укреплений (“цитадели”, “акрополя”) или сооружений на центральной площади.
Планировочные решения “городского” пространства диктовали свои особенности в сооружении входов, фланкирующих и привратных башен, в расположении жилищ относительно оборонительных стен, создавали свою специфику в системе коммуникаций (организация ливневых потоков, перемещение людей и т.д.).
Однако независимо от того, какой план содержит в себе “город”, в архитектуре и строительной практике различных укрепленных центров содержится столько общих черт, что не возникает никаких сомнений, что “Страна городов” отражает единый этнокультурный мир. На археологических данных это единство можно наблюдать в строительных материалах (кирпичах, блоках), в строительных технологиях (глиняных заливках, каменных кладках), в глубокой традиции планировки жилого пространства аркаимского дома, в деталях бытовых сооружений, архитектурных модулях и, вероятно, в системе мер.
Оборонительные укрепления “Страны городов” поражают своей монументальностью и сложностью. Толщина основных стен по основанию составляет 5–5,5 м. Толщина дополнительных стен или стен цитадели – 2–3 м. Стены сооружали из крупных глинобитных блоков и, частично, облицовывали камнем (Аландское, Ольгинское). Обычно в основе стеновых конструкций находятся бревенчатые срубы или две продольные деревянные стены, связанные поперечными бревнами. Промежутки между стенами заполняли жидким грунтом (заливкой), либо сырцовыми блоками (Аркаим). Снаружи деревянные стены-срубы обмазывали глиной, облицовывали сырцовыми блоками, иногда в сочетании с камнем.
Реконструируемая высота бревенчато-грунтовых сооружений составляет около 3,5 м. Судя по сохранившимся откосам оснований стен, ширина верхних платформ оборонительных стеновых конструкций была равна 3–4 м. На платформе располагалась деревянная стенка (ее сгоревшие остатки фиксируются на дне рвов), которая играла роль бруствера или парапета, и служила, вероятно, в качестве щита для людей, обороняющих крепость. Бруствер позволял с удобных позиций вести обстрел впереди лежащей местности.
Перед оборонительной стеной проходил ров, стенки которого закреплялись деревом, сырцовой кладкой и плетнем, обмазанным глиной. Глубина рва составляла 2–3 м при ширине от 4 до 6,5 м. Ров предназначался для усиления защитной мощи стены и как бы увеличивал ее высоту (вертикальную составляющую). Ров содержался сухим. На его дне часто фиксируются водосливные колодцы и следы пребывания людей в виде каменных выкладок, очагов и вещевых находок.
Между подошвой стены и рвом прослеживаются уступы шириной от 0,5 до 2 метров. На этих уступах иногда встречаются выкладки из колотых костей домашних животных (Куйсак). В более поздних крепостных сооружениях расстояние между рвом и подошвой оборонительной стены называется бермой. Ширина бермы в русских средневековых крепостях – от 2 до 14 метров. Замечено, чем выше стена, тем более удален от нее ров. Берма-уступ создается для того, чтобы иметь возможность обстрелять ров с высоты стены.
За пределами рва с его внешней стороны может располагаться еще одна стена, сложенная из сырца (Аландское) или обваловка из грунта с деревянным бруствером-частоколом (Берсуат, Синташта). Перед обваловкой обычно прослеживается неширокое канавообразное углубление для отвода паводковых и ливневых вод.
Таким образом, глубина внешней оборонительной системы (глубина обороны) вместе с ливневыми сооружениями аркаимских “городов” составляла 16–20 метров!
Сложение “Страны городов” — это одновременно формирование степного многоотраслевого хозяйства. Оно базировалось на отгонно-придомном скотоводстве при некотором внимании к земледелию, почти полном забвении охоты, но с сохранением традиций рыболовства. Крайне гибкий состав стада, зафиксированный на материалах поселений, отражает глубокую приспособленность к микроландшафтам. Особая роль в функционировании стада принадлежала лошади. Благодаря способности к тебеневке, лошадь обеспечивала круглогодичное использование достаточно ограниченной кормовой территории.
Мощная медно-рудная база Зауральского пенеплена и достижения в области металлургии создали основу для стремительного хозяйственного освоения края и развития военного дела. Изобретение колесницы и жесткой узды с использованием костяных псалиев с шипами определили военные успехи аркаимцев, их способность к миграциям, престижность “касты” воинов-колесничих и их лидеров. В территориальных рамках “Страны городов” колесничество обеспечивало оперативную охрану пастбищных угодий и защиту скота.
Для боевых колесниц были необходимы специально обученные лошади с высокими эксплуатационными качествами, что стимулировало степняков к накоплению навыков коневодства и целенаправленному разведению нужных пород. Анализы костных остатков показывают, что в степях Южного Урала в синташтинское время разводили лошадей, пригодных к запряжке, а также пригодных под верх и под вьюк. Не исключено, что коневодство “Страны городов” носило товарный характер (Л.Л. Гайдученко).
В обменной торговле в качестве экспорта широко использовался металл и изделия из него, возможно, колесницы и конская упряжь. Импортировался прежде всего крупный рогатый скот.
Ряд отраслей хозяйства — архитектура, строительство и ремонт “городских” сооружений, водоснабжение, горное дело и металлургия, изготовление колесниц, коневодство, выезд лошадей и другие, — требовали специализации целых групп или отдельных членов коллектива.
Экономика “Страны городов” давала возможность получать значительный прибавочный продукт, который вкладывался в строительство фортификационных систем, плотин, водотоков, в храмово-погребальные сооружения и культовую деятельность.
Антропологические материалы фиксируют хорошее питание и хорошее здоровье людей синташтинской культуры. Опираясь на демографические подсчеты, в основу которых положены площади полов жилых сооружений, можно констатировать достаточно высокую плотность населения “Страны городов”.
Концентрация значительного количества людей в протогородских центрах (от 2.5 до 4 тысяч человек), тесная связь между отдельными “городами” и отдельными людьми в пределах “Страны…”, где одновременно могло функционировать до 30 укрепленных центров, создали условия для информационного взрыва.
Интенсивности информационного обмена способствовали хорошие степные дороги, незначительные расстояния между протогородами (40-70 км), надежные средства сообщения - лошадь и колесный транспорт.
Культурные и этногенетические потоки, сконцентрированные на малой и плотно населенной площади “Страны городов”, дали тот необычайный взлет мифологического мышления и ритуальной деятельности, которые зафиксированы археологически в поселенческой архитектуре, фортификации и погребальных сооружениях.
Вероятно, в этих условиях были рождены и устно зафиксированы древнейшие сюжеты “Авесты” и “Ригведы”. Синташтинское общество носит эгалитарный характер. Возможно, оно не имеет прямых аналогов. Условно его можно отнести к среднемасштабным, которое, однако, продвинулось в своем развитии и подошло к порогу цивилизации. Не исключено, что общество “Страны городов” отражает альтернативный вариант пути безгосударственного цивилизованного развития.
Г.Б. Зданович

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.

Понравилось?

Познай Себя! - познаешь Мир!

Все больше людей начинает понимать, что найти свой Путь и следовать по нему — самая большая награда, которую только можно заслужить в жизни. Как только мы осознаем это, лишь глупец захочет свернуть со своего пути. Идя на комп

добавить на Яндекс